Владимир Соловьев про визит Пелоси на Тайвань

5 августа 2022 - vip

 

Для начала – любопытна сама система координат, в которой наши с вами современники дают оценки геополитическим событиям. В ней в любой конкретный день кто-то кого-то обязательно должен нагнуть, а кто-то на обратной стороне провода непременно должен всосать - иначе у аудитории суточный гештальт не закроется.

 

Иначе зачем все полдня пырили в мониторы, отслеживая рейс SPAR19, если в конечном итоге не случилось ни Третьей мировой, ни локальной заварушки, и стороны в итоге просто ограничились взаимными обвинениями?

Это типичное восприятие современных экспертов по инфовойне, при котором отдельные события выдёргиваются из контекста, превращаясь в самостоятельные информационные зрады или информационные перемоги, коим можно вести счёт и подбивать баланс. Это восприятие непреходяще, это именно устоявшийся метод трактовки любых событий. Точно такими же самостоятельными информационными зрадами, если вы помните, совсем недавно у нас были интервью Пескова, тайрообменник и нежелание одномоментно прикрутить газовый вентиль Европе.

И оно точно так же работает на Западе, кстати: там тоже регулярно требуют в один день остановить все закупки российский энергоресурсов, иногда – направить в страну 404 какой-нибудь НАТОвский контингент, или гоняют своих лидеров за недостаточно резкую позицию по России.

После чего стабильно не бьющиеся с реальностью ожидания обрастают дополнительными оценками в духе: Россия слилась, Европа слилась, Китай слился. Чтобы получше понимать уровень такой экспертизы давайте напомним себе на вчерашнем же примере: до момента разочарования часть всё тех же аналитиков полагала, что бабка на Тайвань не полетит в принципе, часть – что её собьют, часть – что самолёт летит порожняком и никакой бабки там нет. Другими словами, большинство ярких экспертов промахнулось уже на этапе вводных, но на дерзости дальнейших прогнозов оно вообще никак не сказалось.

Так и живём.

 

 

Почему наше восприятие событий именно такое – вопрос открытый, дорогие друзья. Скорее всего, дело в том, что информационный ландшафт бесконечен, он включает в себя как актуальные события, так и наши интерпретации прошлого и будущего – и нам необходимо создавать под него какую-то понятную (хотя бы на индивидуальном уровне) систему координат, в которой будут раскиданы добро и зло, успех и неудача, победы и поражения. В противном случае с этим огромным информационным ландшафтом мы просто не могли бы эффективно взаимодействовать. У нас не было бы отправной точки, от которой мы могли бы плясать, рассуждая о мировых событиях. И в этом случае даже ложная интерпретация происходящего будет для нас лучше, чем полное её отсутствие, потому что при отсутствии какой-либо трактовки происходящего в принципе человеку оставалось бы просто потерянно завалиться набок, как это делают обморочные козлы.

Сами понимаете, таким образом ни подписчиков, ни цитируемость себе не набьёшь.

Короче, гарсон, щепотку игровой теории за этот столик, пожалуйста.

Проблема фрагментарной оценки событий лежит именно в восприятии наблюдаемых процессов как конечной игры с нулевой суммой – она же первый тип игры в игровой теории. Иными словами, мы с вами привыкли полагать, что на конкретном временном отрезке отдельный геополитический замес должен обязательно закончится победой одного участника и поражением другого – и, основываясь на этих вводных, мы будем делать далеко идущие выводы о дальнейшем развитии чего угодно. Условно: Китай не сбил самолёт с Пелоси? – Китай просто колония, пф, корректируем ожидания.

К такому восприятию мы уже привыкли. К примеру, любой спортивный матч, по сути, является антагонистической игрой с нулевой суммой. В футболе победа одной команды в строго отведённый временной интервал означает поражение другой. И в хоккее, и в теннисе, и в баскетболе, и в волейболе – тоже. Или любой ваш выигрыш в казино. Или победа в суде. Все эти процессы легко расписываются как игра с некоторым количеством участников, в которой одна сторона на коротком временном отрезке побеждает, а противоположная – наоборот.

И по инерции эту практику мы с вами масштабируем и на геополитические процессы тоже, хотя история уже не раз доказывала порочность такого подхода. Самым ярким примером из недавних, пожалуй, является заявление Фрэнсиса Фукуямы где-то в начале девяностых о свершившемся (с распадом СССР) конце истории, после которого американская пикирующая дурка обвешалась медальками специальной исторической Олимпиады и принялась собирать поздравления.

Напомним, сам по себе конец истории предполагал окончательную победу одной идеологии, под которую в перспективе должна была добровольно лечь вся планета и –

И как там, кстати? Получилось?

Это тоже любопытный момент, потому что под демократическую мульку западного образца в начале девяностых легло в основном постсоветское пространство, но его примеру не последовали ни Китай, ни Ближний Восток, ни Южная Америка, ни даже толком Африка. И до сих пор не следуют.

И даже в нашем случае: отмотайся мы кукухой лет на тридцать назад, казалось, что всё, попали под каблук, задержки зарплат, теракты и сепаратистские конфликты, внешнее управление – с таким грузом уже не всплыть. Но ничего, сидим же сегодня, тридцать лет спустя, гыгыкаем над тем, как Европа у себя в домах горячую воду отключает, чтобы экономить энергию, пока у нас рекордная выручка от продажи углеводородов. Хотя ничто не предвещало вроде бы.

И это, кстати, не единственный случай, когда американцы недопонимали (да, именно недопонимали) продолжительность общего игрового процесса. Они, к примеру, точно так же заходили в шестидесятых во Вьетнам – и, если смотреть чисто по потерям сторон, во Вьетнаме они вроде бы победили. Их союз потерял около 350,000 человек, а союз ДРВ – примерно на 500,000 больше. Но в итоге американцы свинтили из Вьетнама, поджав шасси, именно потому, что совокупность отдельных перемог на коротком отрезке в бесконечной игре победу не означает.

Или с Афганистаном у них – ровно такая же история. Двадцать лет сплошного технологического и огневого превосходства на земле и в воздухе, но для американцев это была конечная игра на однозначную победу: со взятием Кабула, втыканием флагов и установлением демократии.

А потом однажды люди в тюрбанах внезапно взяли и Кабул, и вооружения на $40 млрд (или сколько там было), потому что отступать им из Афганистана было некуда, это их земля, для них эта игра по умолчанию была бесконечной и не предполагала конкретной концовки. Надо было бы – они бы ещё двадцать лет там с американцами рубились (не без помощи, предполагаем, Китая, Пакистана и нашей с вами Федерации). Афганцы и американцы просто играли на одной территории в разные игры.

Мы не просто так периодически призываем, дорогие друзья, не скатываться в кукарекурсию, фиксируясь на отдельных событиях, потому что мы с вами наблюдаем не геополитический спринт, а геополитический марафон. В нём ценность представляет не столько сиюминутный результат вроде турпутёвки бабки-алкоголички на Тайвань, а сам (условно) бесконечный процесс – он же бесконечная игра с ненулевой суммой. Второй тип игры в игровой теории.

В ней однозначный окончательный победитель – по состоянию на сегодняшний день – невозможен в принципе, потому что в этой игре нет строго отведённого временного интервала, в ней нет несменяемых правил и число участников неограниченно. Условной победой в ней является не приземление Нэнси Пелоси в аэропорту Тайбэя, а планомерное истощение ресурсов и воли оппонента к участию в игре, после чего он вынужден будет сосредоточиться на решении сугубо внутренних проблем и взять паузу на перегруппировку.

Когда подобное происходит, остальные участники процесса просто занимают его позиции на внешних рынках и по возвращении игрока, если он в состоянии вернуться в высшую лигу, способны действовать уже более агрессивно с учётом новых приобретённых активов. И так раунд за раундом.

 

 

Поэтому.

С точки зрения антагонистической игры с нулевой суммой – да, Америка вчера нагнула Китай, ох, как нагнула, Пекин всосал, Пекин вассал. С точки зрения бесконечной игры с ненулевой суммой (в которой мы живём) – США с вертухи открыли себе экономический фронт против крупнейшей мировой фабрики, вооружённой ядерными боеголовками, и ещё сильнее толкнули КНР к сотрудничеству с нашей с вами Федерацией.

Понятное дело, рунет хотел бы, чтоб Китай ту бабку заземлил, это означало бы, что американской администрации пришлось бы сместить внешнеполитический фокус с нашей СВО на новый азиатский фронт. Но Китаю, дорогие друзья, заземлять бабку и развязывать у себя под боком горячий конфликт не нужно.

Напомним, всего каких-то тридцать с гаком лет назад Китай переживал попытку бархатной революции на собственной территории – вы наверняка слышали про Тяньаньмэнь. А с начала девяностых, обменяв частично свой ёмкий рынок на получение западных технологий, совершил экономический рывок, от которого до сих пор орут и в США, и в Европе. Да, в этот период он не практиковал агрессивную военную экспансию, по этой части ему недостаёт опыта, и он дважды подумает, прежде, чем лезть в вооружённый замес, но у него сегодня и без оружия рычагов влияния на мировую экономику хватает.

Тридцать лет назад не было, но теперь у него есть (относительно) дешёвая рабочая сила, доступ к необходимым энергоресурсам, технологии, позволяющие самостоятельно отстроить даже космическую станцию, и крупный внутренний потребительский рынок, на который мечтает попасть любая известная компания.

И нет ни одной причины, по которой эти набранные активы Китай должен был вчера обнулить, вступив в полноценный конфликт с Америкой (и примкнувшими к ней соседями).

Меняет хоть как-то этот расклад вчерашний бабкин прилёт?

В целом нет, за исключением, может, одной детали: теперь Китай точно знает, что США уже в открытую пытаются отжать у него тайваньские полупроводники.

 

Есть ли способы у Пекина повлиять на Тайбэй?

Да, КНР – это примерно четверть всего тайваньского экспорта и примерно пятая часть всего тайваньского импорта по состоянию на 2021 г., там и без пушек можно нормально гайки закрутить.

А что касается пушек, дорогие друзья – никого почему-то не удивило, что в день прилёта Китай с полпинка начал масштабные военные учения по периметру Тайваня. Со стороны оно, наверное, выглядит так, будто Китай спохватился и начал хаотично запускать корабли и самолёты во все стороны и от обиды стрелять ракетами.

Но военные учения, если серьёзно, требуют тщательной предварительной проработки – это не просто Лю Канг поплыл на корабле и куда-то засадил ракетой наобум, а Шенг Цунг обстрелял воздух с истребителя. Для военных учений разрабатываются конкретные сценарии – и у Китая такой сценарий в отношении Тайваня, очевидно, лежал и лежит наготове вне зависимости от воздушных маршрутов американской бабки.

Так что подсветить башню в Тайбэе приветственными проамериканскими лозунгами – это, конечно, здорово, и для Пекина, наверное, обидно было. Просто это было вчера. А сегодня в бесконечной игре наступил новый день – и Китай с его самой многочисленной в мире армией, ядерным оружием, технологиями, огромным рынком и гротескными объёмами импорта-экспорта по-прежнему находится примерно в 250 км от Тайбэя.

Просто теперь он как-то особенно расстроен и усердно отрабатывает военные учения для защиты собственного периметра.

 

Похожие статьи:

VIPНападёт ли Китай на Тайвань? / Минаев Live

ВидеоСергей Михеев: В тайваньском кризисе выиграла Россия

Особое мнениеАлексей Маслов: Почему Китай не сбил самолёт Пелоси?

ВидеоНовости США: Слава Ухани! Пелоси общалась с Керенским

НовостиТелевидение Тайваня объявило о нападении Китая

НовостиЛитва vs Китай. Продолжение. Везите пиво в Тайвань

Мнение редакции может частично или полностью не совпадать с мнениями авторов публикаций. Благодарим каждого зрителя за внимание к нашему творчеству, за ваши комментарии. - 6383640

Рейтинг: +1 Голосов: 1 234 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!